21 марта 2019 г. 8:20

САРКИС БАЛОЯН: В 16 ЛЕТ АГЕНТ ОТВЁЗ НА ПРОСМОТР В БЕЛЬГИЙСКИЙ "АНДЕРЛЕХТ"

Фото Анны Козаченко

 


 

Саркис Балоян: для меня честь быть здесь

 

- Мы поговорили о тебе в «Кубани». Теперь вернёмся к истокам: как начинал, с чего, где, почему решил стать футболистом?

- Начинал я вообще не футболистом. Я с пяти до десяти лет занимался тхэквондо, был чемпионом Юга России. У меня, хоть и всё там получалось, было такое чувство, что это не моё. Особенно когда выходил во двор, гонял с мальчишками в футбол. Меня тянуло в этот вид спорта, и хотелось пропускать тренировки по тхэквондо, чтобы остаться с ребятами и подольше погонять мяч. Я как-то пришёл домой и сказал отцу, мол, не могу больше ходить на тхэквондо, отдай меня на футбол. Так и случилось.

 

Мой первый тренер – Валерий Павлович Семёнов. Это было в школе «Юность» во Владикавказе. Я провёл там два года, после чего весь костяк команды отправился в город Беслан, в частную школу ФАЮР, коллектив 1992-го года рождения. Потом в четырнадцать-пятнадцать лет я уехал в филиал Школы бразильского футбола в Кабардинке, где пробыл восемь месяцев. Потом из-за семейных обстоятельств пришлось вернуться в родной уже «ФАЮР-92». Там, за полгода до выпуска, у меня случилась очень сильная травма паха, даже в Москве оперировали. Из-за этого я пропустил год и два месяца.

 

До этого, в шестнадцать лет, мой агент отвёз в Бельгию, в «Андерлехт». Юношеская команда, ребята до 17 лет. Я тренировался на уколах, вроде даже понравился тренеру, но у меня заканчивалась виза на тот момент. Мне предложили вернуться обратно по продлению визы, но после операции я уже не вернулся. Позвали во вторую лигу, куда заявился «ФАЮР-Беслан». Поиграл там полтора-два года. Потом была «Алания-Д», то есть дубль той самой «Алании» в ПФЛ, где я провёл полгода и из-за разногласий с тренером разорвал контракт.

 

Потом мне агент предложил поехать в Армению, где мне сделали паспорт. Удалось поиграть и за молодёжную сборную Армении, за «Пюник». Там, в «Пюнике», у меня был, кажется, самый лучший сезон. Правда, сколько забил, не помню, но очень ярко себя показывал. Там провёл два года, но опять из-за конфликта с тренером – там был конфликт в одностороннем порядке, не я конфликтовал, а со мной – я и там разорвал контракт. Уехал в «Бананц», где у меня не заладилось: за половину сезона я забил всего однажды, хотя играл регулярно. Просто не шло, такое бывает. Я был чужим в раздевалке, мне ничего не нравилось. Хотелось просто быстрее уехать домой после тренировки, я буквально сбегал оттуда. Хотя по условиям «Бананц» был самым лучшим клубом среди остальных, где я был.

 

После разрыва контракта мне захотелось взять перерыв на полгода, отдохнуть немного от футбола, не играть вообще. Ничего не хотелось. Потом поехал в Павловскую, где создали очень хороший проект. Там я задержался на полтора года. Далее было приглашение обратно в чемпионат Армении, в «Арцах». Играл там полгода, потом вернулся во Владикавказ. Теперь я здесь, в «Кубани».

 

- Ты перечислил немало команд, где ты побывал к своим 26 годам. Как думаешь, почему так случается, что игрок в 22-23 года уже сменил большое количество клубов? Опять же, ездить в том же ФНЛ приходится немало…

- Так бывает, может, это связано со мной, хотя, как я понимаю, не я один такой.… Самое главное в футболе, что я понял к своим двадцати шести, - найти своего тренера. Если тренер в тебя верит, ставит в состав, доверяет тебе, всячески поддерживает, то ты готов играть у него всю карьеру. Он может, к слову, и не ставить, тогда приходится отвоёвывать своё место в основе в условиях конкуренции. Но если ты, даже сидя на скамейке запасных, видишь, что тренер в тебе нуждается, рассчитывает, верит в тебя, ты чувствуешь в его глазах поддержку, это вдохновляет тебя, окрыляет. Тогда ты выходишь на поле и показываешь свой максимум.

 

- Тебя устраивает команда послабее, но в которой ты играешь постоянно? Просто есть игроки, которые готовы и сидеть на «банке»…

- Думаю, что каждый футболист хочет играть в такой команде, которая, хоть и слаба, даст тебе гарантированно игровую практику. Знаете, я считаю так, если человек готов сидеть в запасе, то это футболист, который просто хочет заработать деньги. Хотя, конечно, смотря где сидеть…

 

Есть вратари Помазан, Чепчугов, которые, будучи вторыми голкиперами, добивались со своими клубами титулов. Но это всё же вратари, и им гораздо сложнее, чем полевым игрокам. Там, если потерял доверие тренера, вернуть его очень сложно. Я играю нападающего и готов к конкуренции. Многие команды играют в одного нападающего, кто-то и вовсе без них…

 

- Был, кстати, такой пример и у «Кубани»: в стыковом матче с «Томью» сезона-2016 у нас играло восемь номинальных защитников, один из которых играл в атаке. Но, как мы поняли, ты готов грызть землю за место основного форварда команды?

- Конечно, и для этого я здесь! Если б я не хотел этого, я б не приехал. Конкуренция всегда есть, и если ты подкачаешь, не будешь соответствовать своему уровню в команде, тебя поменяют. Могут даже кого-то из центра поля подтянуть к атаке и закрыть твою позицию. Не обязательно даже, чтобы под тобой играл центрфорвард.

 

Кроме того, я могу играть и на флангах, и только здесь, в «Кубани», я снова вернулся на позицию центрального нападающего. Что в «Кубань Холдинге», что в «Арцахе» я играл крайнего полузащитника, так что в нападении я могу играть везде.

 

- Перестраиваться начал именно в «Холдинге», когда роль центрфорварда отвели Вагидову?

- Там да, был такой момент, когда я играл на фланге. Хотя перестраиваться мне пришлось, когда я играл ещё в «Бананце». Был там такой словацкий тренер, Жолт Хорняк, вам, наверное, знакомый…. Хорняк и начал эксперимент, ставя меня на фланги. Говорил, что видит меня именно там, что на фланге я намного полезнее. Позднее, в Павловской, я повторно выступал на краю, а роль центрфорварда играл Арсен Вагидов. Слева играть или справа, мне было без разницы. Бывало, что и я играл в атаке.

 

- А насколько тяжело слышать тренера? Вот тренер считает, что лучше для тебя вот так, но тебе это не подходит, по твоему мнению?

- На самом деле нет такой ситуации, когда мне некомфортно. Мне удобно играть в атаке. Да, если б было неудобно, было б очень тяжело перестраиваться, возможно, доходило б даже до конфликтов с тренером…

 

- Вот завтра тебя поставят центральным защитником и скажут, что ты будешь играть там. Как отреагируешь?

- Это вы уже из крайности в крайность бросаетесь (смеётся)! Но, если это будет нужно для команды, тогда конечно.

 

- У «Кубани» был такой игрок, Лоренцо Мельгарехо, который начинал фланговым защитником, а при Викторе Гончаренко перешёл в атаку. В «Спартаке», где он сейчас выступает, попробовали так же, и сейчас, после игры в защите, Мельгарехо опять вернулся в нападение.

- Да, я слышал об этом.

 

- Ты родом из Осетии. Если посчитать выходцев из этой республики в РФПЛ, ФНЛ, то хочется сразу спросить: почему же «Алании» нет в большом футболе?

- Вопрос глубокий. Если вкратце, то очень много коррупции, много грязи нефутбольной. Думаю, что в Осетию большой футбол вернётся нескоро.

 

- При всём этом в Северной Осетии до сих пор вырастает много талантливых игроков.

- Это связано с тем, что там находится хороший Клондайк талантов. Возможно, всё дело в пирогах и мясе (смеётся). Но, если серьёзно, то в Осетии действительно немало игроков, выступающих на высоком уровне. Наверное, наши ребята более координированные, быстрые. Не хочется обижать другие регионы.

 

Саркис Балоян: то, что происходит здесь со стороны игроков, руководства, болельщиков, мне очень нравится