22 марта 2019 г. 8:20

САРКИС БАЛОЯН: ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ ЗДЕСЬ СО СТОРОНЫ ИГРОКОВ, РУКОВОДСТВА, БОЛЕЛЬЩИКОВ, МНЕ ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ

 

 


 

Саркис Балоян: в 16 лет агент отвёз на просмотр в бельгийский "Андерлехт"

 

- В основной команде «жёлто-зелёных» немало выходцев из «Холдинга». Ты – в их числе. Сейчас в Павловской бытует такая точка зрения: те, кто ушли от нас, хуже тех, кто у нас остался. Нет желания доказать им, что они ошибаются?

- Лично у меня есть такое желание. Но доказать я хочу не конкретно Павловской, не их команде соперника, не их тренеру, а в первую очередь самому себе и нашим болельщикам. Хочу доказать, что я здесь не зря. Мне всё равно, что сейчас происходит в «Холдинге», я сконцентрирован на «Кубани».

 

Ребятам, которых из Павловской отцепили, наверняка хочется показать, что это была ошибка. Может, у них это глубоко где-то сидит…. С Давидом Наниевым я общался на эту тему, и он сказал, что огорчить «Кубань Холдинг» ему будет по-особому приятно. Да и нет никакой обиды, есть спортивная злость.

 

- Тут, наверное, эта самая обида должна быть у тех игроков, которых не взяли в «Кубань».

- Да, тут надо по-другому ставить вопрос (смеётся)! Тут я с вами соглашусь.

 

- Какую часть в футболе занимают деньги? В том же «Холдинге» игроков могут выбирать, а у нас пока есть определённый ценз…

- На сегодняшний день деньги играют главную роль. Ну не придёт к нам футболист играть за 7-10 тысяч рублей, он пойдёт туда, где ему предложат 30. Также не придёт футболист выступать в каких-то плохих условиях, он пойдёт в ту команду, у которой есть там своя база.

 

- Когда ты выбираешь команду, на что смотришь в первую очередь?

- Сначала смотрю на разговор с тренером. Я хочу понять о целях команды, на что она претендует, рассчитывают ли на меня как на игрока основы. Только после этого я спрашиваю уже об условиях.

 

- Раз уж ты здесь, то все условия, предложенные тебе, полностью тебя устраивают?

- Да.

 

- Нет такого зазнайства, когда после чемпионата Армении и еврокубков приходишь на уровень чемпионата края? Что вообще толкает игроков на такие шаги?

- Здесь деньги абсолютно ни при чём. Здесь так получается, такова жизнь. Определённое стечение обстоятельств. Вот ты где-то не проявил себя, повздорил с тренером, остался без команды, без игровой практики, без всего…

 

- Но ты ехал всё-таки в «Кубань»? Или просто в любую команду?

- Да, были клубы, куда я мог поехать, но сейчас я в «Кубани». Для меня это многое значит. Глядя на вас, на ваших болельщиков, на ваши традиции, я пропитываюсь этим. У меня появляется большое желание. Но пока я еще не так давно в команде, чтоб считать себя настоящим кубанцем. Наверное, это будет нечестно. То, что происходит здесь со стороны игроков, руководства, болельщиков, мне очень нравится. Здесь меня всё устраивает.

 

- Мы сейчас пытаемся возродить ту «Кубань», которую, по сути, убили. К сожалению, это не первый и не последний случай в профессиональном футболе России. Как думаешь, почему у нас массово гибнут клубы, и с кого за это спрашивать?

- Думаю, с глав регионов, в частности, у главы Северной Осетии или у губернатора Волгоградской области. Ни «Алании», ни «Ротора» сейчас нет на том уровне, на котором они выступали раньше. Пусть «Ротор» сейчас и в ФНЛ.… Были и команды навроде «Уралана». Но вопрос достаточно сложный, и за другие клубы говорить не могу.

 

Могу рассказать про случай, который мне ближе, то есть про «Аланию». Сейчас это «Спартак-Владикавказ» даже, насколько известно. Произошло это в 2012 году, когда «Аланию» спонсировала корпорация «РусГидро», у которой были очень большие долги. Много денег было съедено структурой команды непонятно на что. В итоге расторгли соглашение, новых спонсоров не нашли, а бюджет республики не потянул команду. Понимаю, что сам вопрос гораздо глубже.

 

Знаю, что многие команды сейчас находятся в аналогичном положении, кому-то даже удаётся выкарабкиваться. Но, похоже, многим возрождение клуба попросту не нужно. И «Алания» на высоком уровне, видимо, никому не интересна.

 

- Для тебя, конечно, это родные места. Тот же стадион «Спартак», на котором играли гранды футбола, который забивался битком, а ныне разваливается и зарастает травой.

- Больно людям, болельщикам, для которых «Алания» многое значит. Тем, кто сидит наверху, не очень больно, наверное.

 

- Поддержку «Трибуны Юг» тебе ощутить ещё предстоит, всё впереди. К примеру, на матч финала Кубка в Астрахань приехало до пяти тысяч человек. А насколько важна, когда игрок выходит на поле, поддержка трибун?

- Для него это адреналин, это эмоции. Я помню свой матч в финале Кубка Армении, «Пюник» играл против «Гандзасара». Нас тогда поддерживала почти вся трибуна, ноги буквально сами несли вперёд. Силы брались из ниоткуда, меня это окрыляло. Даже когда ты слышишь поддержку своего болельщика, тебе очень приятно, безумно. Это даже не описать ничем. Многие говорят, что в своих стенах такая атмосфера сдавливает, мешает играть. Я таких людей не понимаю. Для меня поддержка очень важна.

 

- Болельщики могут не только придать сил, но и заклевать игрока, если что-то пойдёт не так. Не сталкивался с этим никогда?

- Было такое, когда я играл за «Пюник», но я относился к этому нормально, потому что вся критика не была взята с неба. Всё было по делу – что было на поле, то и было в тексте. Тогда я подошёл к этому абсолютно спокойно.

 

- А всегда ли критика трибун объективна?

- Нет, не всегда (улыбается). Бывает и предвзято. Бывает, у болельщика есть какая-то антипатия к игроку…

 

- Она может быть у одного фаната. А если она присутствует у целого сектора?

- В таком случае да, всё по делу.

 

Саркис Балян: наши самые главные конкуренты – это мы сами